Читайте детям книги, а не нотации

Петр Кропоткин. "Великая Французская революция 1789–1793". Аудиокнига.


Но кто же такие, наконец, эти анархисты, о которых так много говорит Бриссо и истребления которых он требует с таким ожесточением?
Прежде всего анархисты — не партия.  В Конвенте существует Гора, Жиронда, Равнина, или, вернее, Болото, или Брюхо, как говорили тогда, но нет «анархистов». Дантон, Марат, даже Робеспьер или кто-нибудь другой из якобинцев могут иногда идти рука об руку с анархистами, но эти последние находятся вне Конвента. Можно даже сказать, что они стоят выше его: они господствуют над ним.
Это — революционеры, рассеянные по всей Франции. Они отдались революции телом и душой; они понимают необходимость ее; они любят ее, живут и работают для нее.
Многие из них сплотились вокруг Парижской коммуны, потому что она остается проникнутой революционным духом; другие принадлежат к Клубу кордельеров; некоторые бывают в Клубе якобинцев. Но настоящее их место — это секция,  в особенности улица. В Конвенте их можно видеть на трибунах, откуда они руководят дебатами. Их способ действия — это давление народного мнения,  но не «общественного мнения» буржуазии. Их настоящее оружие — восстание. Посредством этого оружия они влияют на депутатов и на исполнительную власть.

Адам Смит. "О природе капитала". Аудиокнига.


...очевидно, что труд является единственным всеобщим, равно как и единственным точным, мерилом стоимости, или единственной мерой, посредством которой мы можем сравнивать между собою стоимости различных товаров во все времена и во всех местах. Как уже было указано, мы не можем определять действительную стоимость различных товаров от одного столетия к другому количествами серебра, которые даются за них. Мы не можем определять ее от одного года к другому количествами хлеба. Но количествами труда мы можем с величайшей точностью определять ее как от столетия к столетию, так и от одного года к другому. Для очень продолжительных периодов времени хлеб представляет собою лучшее мерило, чем серебро, потому что от столетия к столетию одинаковые количества хлеба обмениваются скорее на то же количество труда, чем одинаковые количества серебра. Напротив, от одного года к другому серебро представляется лучшим мерилом, чем хлеб, потому что одинаковые количества серебра скорее могут быть обменены на одинаковое количество труда. 

Ха-Джун Чанг. "Как устроена экономика". Аудиокнига.

 

Вопреки тому, в чем пытаются всех убедить большинство экономистов, существует не только одно направление экономики — неоклассическое. В этой главе я познакомлю вас с еще как минимум девятью направлениями. Вместе с тем, надо понимать, что прогностические возможности любой науки, предмет изучения которой — люди, достаточно скромны. В отличие от естественных наук, экономика включает в себя оценочные суждения.
Классическая школа. С помощью конкуренции рынок держит всех производителей в состоянии боевой готовности, поэтому оставьте его в покое. Школа возникла в конце XVIII века и господствовала до конца XIX века. Ее основатель — Адам Смит. Идеи Смита получили дальнейшее развитие в начале XIX века у трех современников: Давида Рикардо (1772–1823), Жана-Батиста Сэя (1767–1832) и Роберта Мальтуса (1766–1834).

Иосиф Сталин. "Экономические проблемы социализма в СССР". Аудиокнига.

Необходимо, в‑третьих, добиться такого культурного роста общества, который бы обеспечил всем членам общества всестороннее развитие их физических и умственных способностей, чтобы члены общества имели возможность получить образование, достаточное для того, чтобы стать активными деятелями общественного развития, чтобы они имели возможность свободно выбирать профессию, а не быть прикованными на всю жизнь, в силу существующего разделения труда, к одной какой‑либо профессии.
Что требуется для этого?
Было бы неправильно думать, что можно добиться такого серьезного культурного роста членов общества без серьезных изменений в нынешнем положении труда. Для этого нужно прежде всего сократить рабочий день по крайней мере до 6, а потом и до 5 часов. Это необходимо для того, чтобы члены общества получили достаточно свободного времени, необходимого для получения всестороннего образования. Для этого нужно, далее, ввести общеобязательное политехническое обучение, необходимое для того, чтобы члены общества имели возможность свободно выбирать профессию и не быть прикованными на всю жизнь к одной какой‑либо профессии. Для этого нужно, дальше, коренным образом улучшить жилищные условия и поднять реальную зарплату рабочих и служащих минимум вдвое, если не больше, как путем прямого повышения денежной зарплаты, так и, особенно, путем дальнейшего систематического снижения цен на предметы массового потребления.

Александр Нечволодов. "От разорения к достатку". Аудиокнига.


Вот неизбежная и математически точная картина будущего. При настоящей денежной системе.
В этой картине мы видим две партии: с одной стороны небольшую группу международных торговцев деньгами, людей, обладающих только золотом , т. е. предметом, не имеющим никакого  практического применения, кроме выделки из него мелких украшений и пломбирования зубов, а с другой стороны — огромные государства , обладающие землею  и сотнями миллионов населения, представляющего из себя гигантскую рабочую силу , т. е. обладающие обоими  источниками, которые только и служат для производства всего земного богатства, могущества и прогресса.
Казалось бы на первый взгляд — первая партия не имеет никакого значения перед второй, а в действительности, благодаря существующей денежной системе , первая группа неуклонно идет к  полному порабощению себе второй, и дошла в этом движении уже очень далеко.

Джон Гатто. "Фабрика марионеток. Исповедь школьного учителя". Аудиокнига.


Мы страна болтунов; говорунам больше всего платят, ими больше всего восхищаются, и поэтому наши дети болтают без умолку, подражая кумирам, созданным телевидением и учителями. Учить «основам» стало очень трудно, так как они уже не являются более основами общества, которое мы построили.
В настоящее время два общественных института контролируют жизнь наших детей: телевидение и школа – именно в такой последовательности. Оба они низводят реальный мир мудрости, стойкости, сдержанности и справедливости до постоянной непрекращающейся абстракции. На протяжении прошлых столетий пора детства и отрочества была временем реальной работы, благотворительной деятельности, настоящих приключений и поиска наставников, которые могли бы научить тому, что действительно требовалось в жизни. Большая часть времени посвящалась общественным начинаниям, выработке привязанностей, встречам, общению и постижению всех уровней жизни, приобретению навыков обустройства дома и дюжине других обязанностей, необходимых для становления настоящих мужчин и женщин.

Борис Теплов. "Психология. Учебник для средней школы". Аудиокнига.

 

Подлинная сознательность, являющаяся признаком развитой воли, противополагается таким свойствам, как внушаемость и негативизм, которые говорят о недостатках воли.
Внушаемостью называется лёгкая подверженность чужим влияниям.
Сознательный человек следует чужим советам, когда он уверен в правильности их, понимает, что они соответствуют его взглядам и убеждениям. Внушаемый человек поддаётся любому совету; при некотором старании его можно уговорить совершить поступок, который никак не согласуется ни с его взглядами, ни с его намерениями.
Внешнюю противоположность внушаемости образует негативизм, т. е. немотивированное стремление действовать наперекор другим. Негативизм выражается в желании во что бы то ни стало поступать по-своему и во внутреннем противодействии тому, чтобы послушаться какого-либо совета или указания, исходящего от другого человека.
Негативизм, так же как и внушаемость,- признак слабости, а не силы воли. В обоих случаях человек лишён подлинной сознательности поступков и руководствуется не оценкой по существу получаемых им советов и указаний, а слепой тенденцией слушаться их – при внушаемости – или противоречить им – при негативизме.

Гюстав Лебон. "Психология народов и масс". Аудиокнига.


Идеи, правящие учреждениями народов, претерпевают очень длинную эволюцию. Образуясь очень медленно, они вместе с тем очень медленно исчезают. Став для просвещенных умов очевидными заблуждениями, они еще очень долгое время остаются неоспоримыми истинами для толпы и продолжают оказывать свое действие на темные народные массы. Если трудно внушить новую идею, то не менее трудно уничтожить старую. Человечество постоянно с отчаянием цепляется за мертвые идеи и мертвых богов.
Уже почти полтора века прошло с тех пор, как поэты и философы, крайне невежественные относительно первобытной истории человека, разнообразия его душевного строя и законов наследственности бросили в мир идею равенства людей и рас.

Эрих Фромм. "Бегство от свободы". Аудиокнига.

Ядром современной европейской и американской истории являются усилия по достижению свободы от политических, экономических и духовных кандалов, сковывающих человека. Сражались за свободу угнетенные, те, кто хотел новых прав, против тех, кто защищал свои привилегии. Пока класс боролся за собственное освобождение от владычества другого класса, он полагал, что борется за человеческую свободу как таковую и таким образом мог взывать к идеалам, к жажде свободы, присущей всем угнетенным. В долгой и практически постоянной битве за свободу, однако, те классы, что боролись за освобождение на одном этапе, вступали в союз с врагами свободы, когда победа бывала достигнута и требовалось защищать новые привилегии. Несмотря на многие отступления, свобода все-таки выигрывала сражения. Многие погибли в битвах, убежденные, что лучше погибнуть, сражаясь за освобождение, чем жить под игом. Такая смерть бывала величайшим утверждением собственной личности. История, казалось, доказывала возможность для человека управлять своей жизнью, самому принимать решения, думать и чувствовать так, как он считал нужным. 

Адам Смит (Джордж Гудман) "Биржа - Игра на деньги". Аудиокнига.


Биржа — это толпа. А если вы читали книгу Густава Ле Бона «Толпа», то знаете, что толпа наделена некоей суммарной личностью. По сути, толпа мужчин ведет себя как индивидуальная женщина . Ум толпы подобен женскому уму. И если вы достаточно долго наблюдаете за женщиной, вы начинаете видеть все маленькие трюки, незаметные нервные движения рук, выдающие тот момент, когда она лжет.
Я, знаете ли, говорил об этом со множеством психиатров. Я хотел, чтобы они поработали для нас, потому что толпа действительно имеет коллективную личность — иногда маниакальную, иногда депрессивную, иногда апатичную. Но проблема с психиатрами заключается в том, что они работают исходя из априорных посылок, а это не годится. Хороший рынок, я думаю, как и успешная психиатрия, должен работать на эмоциональном рапорте. Никаких предварительных априорных идей не должно быть. На рынке, на бирже, присутствуют фундаментальные моменты и истины, но неисследованная область — именно область эмоциональная. Все графики, «индикаторы разброса» и прочие техники есть всего лишь попытки статистиков описать некое эмоциональное состояние.